Меню
Это интересно
Загрузка...

Самый дорогой Lamborghini в истории (17 фото)
Возможно, вы слышали, что общепризнанными авторитетами в собирательстве дорогих и редких автомобилей считаются разнокалиберные исламские шейхи, принцы и султаны. Они порой и сами становятся причиной появления уникальных машин – вспомните хотя бы историю с Bentley Dominator. Но мы сейчас обратим свои взоры в другую часть света. Давайте поглядим, как обстоят дела с коллекционными машинами, например… в Центральной Африке.

Самый дорогой Lamborghini в истории (17 фото)

Вы считаете, что ничего интересного там быть не может? Вы крупно ошибаетесь. Возьмем для примера, скажем, Экваториальную Гвинею. Небольшая страна с населением в 1,2 миллиона человек сидит на крупных запасах нефти и по уровню ВВП на душу населения входит в первые несколько десятков стран на планете. Однако, на самом деле примерно половина жителей страны находится за чертой бедности.




Зато у Гвинеи есть великий лидер, кормчий и рулевой по имени Теодоро Обианг Нгема Мбасого. Руководит он страной аж с 1979 года, несмотря на номинальную демократию и регулярные выборы: Теодоро неизменно в них побеждает за явным преимуществом. Как говорит нам Википедия, самый скромный его результат на выборах президента – 93%, и благодаря такой народной любви он считается самым "долгоиграющим" главой страны на планете, если не учитывать монархов наподобие королевы Елизаветы II. В общем, нет ничего удивительного в том, что компетентные источники оценивают личное состояние Нгема минимум в 600 миллионов долларов.



И, собственно, нет ничего удивительного в том, что у Нгема есть сын. Зовут его так же, как и папу – Теодоро Обианг Нгема (правда, не Мбасого, а Мангу), но в кулуарах он больше известен, как Теодорин. Учитывая, что отпрыск занимает должность вице-президента, человек он тоже явно небедный. Об этом наглядно говорит его привычка жить на широкую ногу, которую он частенько демонстрирует в самых разных, но преимущественно пафосных и очень дорогих местах планеты. Вопросы со стороны властей самых разных, но преимущественно влиятельных стран Теодорина, как показывает практика, не очень волнуют.



Обвинения в коррупции и "отмывании" денег, нажитых в родной стране, звучат против Теодоро-младшего с завидной регулярностью (например, в США и во Франции), но ему каким-то образом удается выпутываться. Вы спросите, к чему такая длинная предыстория? А это как раз вступление к очередному эпизоду, по сюжету которого Теодорин снова сохраняет лицо и уходит от вопросов со стороны прокуроров – на этот раз швейцарских.



В 2016 году суд страны в ходе рассмотрения дела об очередных финансовых проколах Теодоро Обианга Нгема Мангу постановил конфисковать его коллекцию суперкаров – правда, не всю, а оставшуюся часть, потому что кое-что уже было изъято в схожей ситуации в 2012 году. Однако, и тут было чему подивиться, ибо вице-президент предпочитает автомобили исключительно современные и очень быстрые. Имелись в его гараже, например, Koenigsegg One:1, Ferrari LaFerrari и Ferrari Enzo, McLaren P1, Aston Martin One77, Bugatti Veyron – в общем, принцип формирования коллекции понятен.




И вся эта роскошь на днях разошлась по другим владельцам посредством аукциона, специально организованного авторитетным домом Bonhams прямо в пригороде столицы Швейцарии. Стоит сразу сказать, что ценников меньше миллиона на распродаже вроде как зафиксировано не было. Но есть один весьма экзотический нюанс: Теодорин, конечно, лишился своих возлюбленных суперкаров, но зато невзначай поставил мировой рекорд как раз в дисциплине "засвети свой кошелек на автомобильном аукционе".




Принадлежавший африканскому принцу (а Теодорина активно прочат в наследники его отца) родстер Lamborghini Veneno сменил владельца за сумму в 8 280 000 швейцарских франков. Чтобы было понятнее, тамошний франк стоит ровно столько же, сколько доллар США. И это самая крупная сумма, которую когда-либо выплачивали за автомобиль марки Lamborghini на аукционе. Небрезгливый коллекционер, пожелавший остаться анонимным, заплатил понятно за что: как ни относись к дизайну Veneno, на всем белом свете таких родстеров существует всего девять штук. И шансы, что в ближайшее время какой-либо из них получит шанс сменить владельца, составляют примерно ноль процентов.



А Veneno Теодорина, хоть и был собран в 2014 году, оказался исключительной сохранности (если не считать небольшой царапины на правом заднем крыле): на одометре суперкара всего 325 км. По сути, даже протектор на заводских шинах еще нетронут. И что особенно интересно, такая цена оказалась сюрпризом даже для аукционщиков, хотя они сами никогда в этом и не признаются. Первоначально предполагалось, что за Veneno заплатят от силы 6 миллионов.




Вторым по стоимости лотом коллекции вице-президента Экваториальной Гвинеи оказался Koenigsegg One:1, но за него выложили почти в два раза меньше – лишь 4,6 миллиона долларов. В общей сложности аукционщики и швейцарские власти выжали из собирателей суперкаров сумму, эквивалентную 27 миллионам. И на самом деле это хорошая новость. Знаете, почему?




Потому что между Теодоро Обиангом Нгема Мангу и швейцарскими властями существует соглашение, достигнутое в рамках правового поля страны. Все вырученные на аукционе деньги отправятся обратно в Экваториальную Гвинею, но будут потрачены не на развлечения правящих кругов, а на социальные программы в адрес рядового населения страны. Половина которого, напомним, находится за чертой бедности. При этом будет считаться, что Теодорин как бы компенсировал часть вреда, причиненного своей деятельностью.


  • Рубрика: Автомобили
  • 21 октября 2019
  • Просмотров: 414
  • Не забудьте проголосовать за пост. Нам важно Ваше мнение:


    • Нравится
    • +2
    • Не нравится
    Проголосовало 4 человек(а)
    Информация

    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.