Меню
Это интересно
Загрузка...

На краю света на яхте (80 фото)
Рассказывает Сергей Абдульманов: «Пожалуй, такой дико странной поездки у меня еще не было. Изначальный план был простой: встретить яхту на Северном полярном круге у Гренландии, потом обойти по южной стороне этот огромный остров и пересечь Атлантику до Исландии.

Надо сказать, что Гренландия — это вообще край мира, и это чувствуется. Маленькие городки по 500-1000 жителей без транспорта (только если лодка или вертолет), судно с продуктами для города раз в две недели, темно, страшно. И на всем острове нет ни единого дерева.

На краю света на яхте (80 фото)

Сейчас расскажу про город-призрак, охоту на мускуса с чукотским грузчиком и самолет из фильма про Уолтера Митти, который, как выяснилось, был вполне документальным». Осторожно, двери закрываются, следующая остановка — Копенгаген! Так получилось, что за 4 дня до поездки я еще не знал, что буду куда-то ехать и торопиться. Потом мы внезапно созвонились с капитаном яхты, и он сказал: мы тут, ты успеваешь, приезжай. За 4 дня? В Гренландию? Самолетом? Встречать яхту? Без предупреждения? С шансом не успеть сделать визу? Конечно да. Чтобы добраться до Гренландии, нужно иметь шенген (потому что пересадки) и датскую визу с возможностью посещения собственно автономного округа Гренландия королевства Дании. Я делал оба документа в датском визовом центре по срочной процедуре, и мне шлепнули их на одну страницу заграна. Дальше пару раз звонили из посольства — РЕСО сначала решила, что я еду в Евросоюз, а потом написала страховку по-русски, что по правилам делать нельзя. Была эпохальная сцена в их офисе за 20 минут до финального срока, когда я держал в руках русский документ, объяснял, что они нарушили правила страхования, вот мне только что позвонили из посольства, вот билеты на три самолета, и я собираюсь, если что, подать в суд и потребовать их возмещения. Чтобы люди ТАК быстро работали, я еще никогда не видел. Как потом выяснилось, вылететь из Копенгагена в Кангерлуссуак можно и без визы, что сделал отчаянный Слава, путешествовавший с нами. Еще он провез в самолете баллон газа и два дня ночевал в горах, дожидаясь лодки: теперь вы знаете о нем все необходимое. Человек-психодел.



Вот примерно в таких местах он ночевал. В Копенгаген я прибыл вечером «хорошим» рейсом. Хороший — это когда ждать следующего уже в Гренландию всего 12 часов, а не 35. И первый раз в жизни столкнулся с тем, что город был забронирован по номерам на 98%. Дешевле 10 тысяч рублей за ночь — за 7100 — осталось только две койки в хостеле в центре в десятиместном номере. А мне еще сутки лететь, плюс я не спал сутки. Поэтому бронь, поездка на круглосуточном метро и выход в город. В центре Копенгагена ночью гуляет молодежь, жжет тряпку и громко смеется. Крайне легко и сомнительно одетые люди перепархивали по улице из бара в бар. Вообще, атмосфера была как в Москве после важного футбольного матча, где наши выиграли. С той разницей, что матча не было. В хостеле ждал еще сюрприз: — Привет! Я бронировал кровать. — Оплачивай, пошли. — А можно сначала «пошли», а потом «оплачивай»? — Ну, или так. Заходим в номер — там штабелями лежат те, кто досмеялся и уже никуда сегодня не пойдет. На забронированной койке лежит уже однажды съеденный ужин какого-то бедолаги (но тогда у меня было для него другое слово). Портье невозмутимо: — Похоже, бронь отменена, мужик. Да, бронь отменена. И я пошел гулять по гавани прямо в центре, разглядывая парусные суда, а потом спать урывками в аэропорту.



Большой красивый самолет (справа) доставил в Кангерлуссуак. Это единственный аэропорт, куда можно посадить что-то большое и красивое в стране. Он находится на равнине, где нет ничего вокруг вообще. В смысле, совсем. Там же «город» на тысячу человек — всё вокруг аэропорта, только рабочие и инженеры, ждущие отправки на свои базы. Единственная задача этой полосы посреди Never-nerverland’а — разобрать пассажиров и развезти их по другим городам небольшими винтовыми самолетами (как слева) или вертолетами.



Аэропорт — это бывший ангар, который всячески облагораживали изнутри 15 лет. Вот зал ожидания (снаружи около нуля). Ждать надо было 5 часов; я кое-как выспался в самолете и решил отправиться на разведку. Вот все магазины города (кроме продуктового).



Велосипеды есть почти у каждой семьи, по одному на человека. На самом деле тут просто праздник жизни — ведь в 15 метрах рядом аэропорт, через который проходят все люди, прибывающие в Гренландию. Настоящий торговый центр. Мне передается всеобщее ощущение иррациональности, поэтому я иду и спрашиваю водителя грузовика (единственного улыбающегося человека на площадке около аэропорта из местных), что есть вокруг. Он слабо говорит по-английски: — Вокруг? Ничего нет. — Как? Но что здесь делают люди? — Ждут самолет! — У меня 5 часов до рейса. Что можно делать? — Забраться на гору. Все туристы так делают. — А если я не хочу? — Хм-м-м… Тогда — искать мускуса! Сафари! Кто такой мускус, я еще не знаю, но искать его пешком или на велосипеде явно не стоит. Быстро договариваемся, я залезаю по огромному колесу с меня ростом в кабину — и едем за этим таинственным зверем.



Мост в город, его смывает время от времени грязе-селевым потоком.



Детский сад. Тоже ангар, точнее, бывшая казарма. Веселая раскраска крайне важна в полярную ночь — в северных странах потрясающий процент самоубийств из-за депрессии.



Выезжаем в горы. Вот тут видно, почему узловой аэропорт именно в этом месте — единственный ровный участок на острове. Хоть и затапливается.



Внезапно водитель начинает ухать и говорить радостные слова по-гренландски или по-датски. Мускус! Вот же он! Вот тут! Я оглядываюсь.



Мускуса тут нет. Если только это не мышь. Мы выходим и начинаем подкрадываться к кусту за камнем. Ага!



Вот и таинственный зверь. Это мускусный бык по-английски или овцебык по-нашему. Кстати, должен ходить толпой — один ягненок, пара самок, папа. Точно, вот еще. Обратите внимание, мускусы сейчас линяют. Их вычесывают (или собирают шерсть с травы) и делают потрясающе теплые и легкие свитера, шарфы и другие штуки. На ягненке особенно видно, что шерсть просто сваливается в кучи. Почему мускус? Потому что от этнического названия болота — мол, болотный зверь. К мускусу, который используется как основа для изготовления дорогих духов, они отношения не имеют. Мускус делают из желез зверьков, метящих территорию. Оглушают зверька током, выдавливают железу, отпускают. Обычный олень-жертва приходит в себя через 5-6 часов и бежит дальше. С мускусом так не получается. Хотя мясо отдает тем самым мускусом, говорят. В общем, зверь-перепутаница.



Увидев нас, семья чинно отступает. Водитель перестает ухать и объясняет, что стрелять в них нельзя, заповедник, и вообще удивительно, что они так близко подпустили людей. А мы продолжаем кататься по горам.



В центре — свалка. Мусор из Гренландии не вывозится, копать сложно. Поэтому так. Самый частый мусор — бочки. Из них строят ограждения для полярной ночи. Бочек с 60-х годов тут столько, что хватает на все.



Вот тут ледник сползал вниз, поэтому каменюка гладкая.



Местная метеостанция.



Город целиком — как видите, ровно в длину полосы.



Едем обратно, водитель рассказывает, как тут здорово ездить, когда все в снегу и льду: именно поэтому у него такие колеса.



Вдруг в кабине снова начинается знакомое ухание. Я уже знаю, что это звук какой-то важной находки. Оглядываюсь — опять ничего. Но нет, мужик показывает мне далеко-далеко вперед и дает бинокль. Зрение на мускуса у старого охотника такое, что никто не скроется. Точно, бык пошел по снегу холодненькой водички попить. Дальше — посадка в местный винтовой самолет. Очень похож на Ан-2, только побольше, и винтов два (двигатели на крыльях). В местном продуктовом (типа наших «Магнитов» по размеру) опытные гренландцы перед полетом в столицу закупились до упора — у кого-то весело звякали бутылки в сумке, кто-то вез фрукты, кто-то — теплые вещи и так далее. Посадка в самолет без мест, поэтому кто что занял. Я сел у окна — тем, кто сидел у прохода, повезло меньше — весь проход был заставлен сумками. Место просто кончилось. Одну даже попробовали засунуть куда-то под ноги пилоту, но он ее хитро сдвинул, и доступ к педалям сохранился. Фр-фр-фр, взлет!



«Радуга» на фото — это металлизированное стекло иллюминатора, а не реальный эффект.


Настоящая Гренландия

Теперь пора рассказать, что такое Гренландия. Это здоровенный остров. Был бы чуть больше — стал бы материком, но так, в силу бесполезности, обледенелости и размера меньше Австралии, остался островом. На карте визуально больше из-за проекции на плоскость, на деле — куда компактнее. Северной границы как таковой нет — где кончается земля, продолжается лед аж до полюса.



84% острова занято ледником. Отталые участки есть только у берегов, где относительно теплые течения. Это значит, что по факту жить можно менее чем на 5% площади. Вот переход в ледник.



Пора вспомнить известного викингского отморозка Эрика Рыжего. Этот милый парень взял и зарезал соседа, что послужило началом великого географического открытия. Из Исландии его изгнали на три года. Он взял семью, овец, судно — и пошел в шхеры на западе. Там оказался большой остров, где Эрик очень сокрушался. За три года никого кроме домочадцев Эрик не встретил. Дальше еще веселее. Он вернулся и затаил предположение, что дальше на запад есть земля, где чертовски много деревьев и еды. И нет снега. Чтобы дойти туда, нужна была команда. Но поскольку навигация тогда шла только вокруг берегов, а в этом регионе солнца не бывает по 2-3 недели, идти куда-то, где нет берега (то есть дважды через Атлантику), никто не хотел. Как человек, позже повторивший этот путь под парусом в сторону Исландии, могу с уверенностью заявить — викинги точно знали, что говорили. Викинги вообще фигни не посоветуют. Так вот, Эрик же придумал хитрый план. Он назвал снежный скальный остров Гренландией, то есть «зеленой землей». Дальше обычный пиар — разве кто назовет плохое место «зеленой землей»? Нет. Ясно же, что там лучше, чем в Исландии — «островной земле». Надо переселяться. Набрал команду, отчалили. Прибыли на ледник — Эрик (по одной из версий) развел руками и сказал: «Ну упс, мужики, обратно уже не пойдем, теперь только один вариант — плыть на запад в Винланд (Америку)». Мужики посокрушались, но хитрость не выкупили — вариантов-то не было — и поплыли дальше. Часть осталась, часть ушла.



А я в это время прибыл в столицу — Нуук (Готхоб). Выше — примерно четверть города. Внутри живет 15 тысяч человек — примерно столько, сколько можно поймать в нормальном торговом центре, если выкопать яму на входе в продуктовый. Деревня по нашим меркам, ну, или поселок городского типа. Половина населения всей Гренландии, кстати.



Вот жилой район. Кстати, аэропорт — это единственное ровное место в городе. Причем аэропорт очень веселый — тебе еще метров 50 до воды, ждешь долгой посадки — а тут р-р-раз! — и сели на склон горушки, где сделана полоса ровно метр в метр. Выходишь из самолета, пешком к ангару, там — туалет и зал ожидания на 20 мест, выход — и уже через 30 секунд после посадки ты в городе. Всегда бы так. Снаружи стоят все три машины такси столицы. Да! Поскольку мы в столице, тут есть даже целая магазинная улица и ТРИ продуктовых. Обычно их ровно два или даже меньше. Плюс банк (не принимающий карты), сотовый оператор (свой, всегда совмещен с банком и почтой, потому что инфраструктура нужна одна и та же — чертовски умно). Симки из РФ с подключенным роумингом просто не видят сеть, симки из Германии и Дании тоже, остается только местный. Конечно, нужен интернет. Платишь 2000 рублей за симку, дальше — мегабайт за 4 рубля. Можно еще взять вай-фай в кафе — 500 рублей в час (дешево, столица, дальше будет — 500 рублей за 20 минут). Банкоматов один на город обычно (на почте или в магазине), и они работают с 8 до 14. Карты по острову принимаются только местные. Поэтому наличность (датские кроны) лучше снять тут, иначе вечером расплатиться в другом поселении не выйдет. Еда дорогая — хлеб за 270 рублей батон минимум, нормальное яблоко — 30 рублей за штуку, хот-дог — 400 рублей, гамбургер с картошкой — от 800 и выше. А что? Дания же. Дорого, как в Норвегии, и такие же огромные налоги.



Отходим. Ночью сильно качает, холодно, брызгает в лицо водой, но мы видим яркое северное сияние.



Потом мы приходим к аванпосту «Поларолла» — местной нефтяной компании (да-да, в Дании есть своя нефть). Мы еще не знаем, но здесь придется просидеть несколько дней, потому что шторм. Пока на островке отличная погода, цветет хлопок.






































































  • Рубрика: Путешествия
  • 7 марта 2019
  • Просмотров: 5 593
  • Не забудьте проголосовать за пост. Нам важно Ваше мнение:


    • Нравится
    • +4
    • Не нравится
    Проголосовало 6 человек(а)
    Информация

    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.